Одесский футбл Одесский футбл Одесский футбл
Одесский футбл
новости
черноморец
черноморец(дубль)














СЕМЕН АЛЬТМАН: "СТАРАЮСЬ ПОНИМАТЬ ДУШУ ФУТБОЛИСТА"


Альтман Семен Иосифович родился 21 апреля 1946 года в городе Чугуеве.
Начал заниматься футболом в киевской ДСШ-1. Играл вратарем в командах: 1965 г. "Колгоспник" (Ровно), 1965-1966 гг. "Волынь" (Луцк), 1966-1972 гг. "Черноморец" (Одесса), 1973, 1975 гг. "Звезда" (Тирасполь), 1974 г. "Локомотив" (Херсон). Работал тренером: СДЮШОР "Черноморец" (Одесса) в 1976-1982 гг., "Черноморца" в 1982-1988, 1991-1994 гг., "Динамо" (Москва) в 1989-1990 гг., олимпийской сборной Кореи в 1994-1996 гг. Главный тренер: "Динамо" (Москва) в 1990-1991 гг., "Зимбру" (Кишинев) с 1997 г. Мастер спорта. Заслуженный тренер Украины.


Семена Иосифовича Альтмана можно спросить обо всем. Человек он общительный и приветливый. Вот только не на всякий вопрос вы получите ответ... Альтман может поделиться информацией о тенденциях развития футбольной тактики и стратегии, о новых разработках в области подготовки футболистов, дать исчерпывающую характеристику той или иной команде, рассказать о своей вратарской молодости. Профессионализм в сочетании с высокой эрудицией, культурой и остроумием делают его приятным собеседником во всех случаях, и не только когда речь заходит о футболе. Однако не пытайтесь бередить старые раны, оставленные незаслуженными обидами: Альтман не любит выносить их на общий суд. И все же некоторые нерадостные моменты биографии Семена Иосифовича нуждаются в авторском комментарии. Пояснения даются для полноты восприятия ситуаций, в которых приходилось оказываться герою этого материала.

В ЧЕРНОБЫЛЬ, НА ПЕРЕПОДГОТОВКУ

-- До прихода в "Черноморец" Сергея Иосифовича Шапошникова, к дублирующему составу у нас относились с прохладцей. Это при нем с 1968 года основа и дубль стали одной семьей. Почти три десятилетия, до середины 90-х годов, подготовка резервов в "Черноморце" шла по отработанной схеме: юношеская школа - дубль - основной состав. И все знали, что "вырасти" можно только пройдя таким маршрутом. Экономическое положение нашего клуба хоть и не было никогда нищенским, но сравниться с киевским "Динамо" или индустриальными командами - "Шахтер", "Днепр", "Заря" 70-х - "Черноморец" никогда не мог. Поэтому мы вынуждены были делать упор на воспитание своих кадров и искать молодых исполнителей в низших лигах. Хорошим подспорьем в селекционной работе был СКА (Одесса). С теми футболистами, кто два года проходил там армейскую службу, было легче договариваться о переходе в "Черноморец". Они уже не понаслышке знали о прелестях нашего города и без раздумий решались связать свою судьбу с Одессой, осесть здесь. Сколько ребят перешло в "Черноморец" благодаря СКА: Перепаденко, Суслов, Кошелюк, Сак, Зинич... Проходили обкатку в армейской команде одесситы Жарков, Беланов, братья Никифоровы, Гусев, Цымбаларь... СКА был важной ступенькой в совершенствовании футболистов. И мы в этом вопросе находили взаимопонимание со спортивным руководством округа. Хотя такие отношения складывались не всегда. Например, в 1986 году армейское начальство вознамерилось отправить меня в Чернобыль.

-- Это в каком же качестве и за что?

-- На переподготовку, как прапорщика запаса. Армейцам не понравилось, что футболисты "Черноморца" Псомиади и Тропанец проходили службу не в Одессе, а в Киеве, Смотрич и Горячев - во Львове. Хотя я всегда хотел, чтобы наши ребята играли в одесском СКА, но надо и условия им соответствующие создавать. Кроме того, военкомат долго не мог "выдернуть" из "Черноморца" Александра Спицына. Меня, наверное, признали виновным в укрывательстве, что ли. На Спицына пришел спецнаряд из московского ЦСКА. Что значил Центральный спортивный клуб армии для округов, наверное, напоминать не надо. Призвать в ряды Вооруженных сил, и все тут! А Саша в Одессе даже на учете не состоял, по-прежнему числился в Запорожье. Военкомат стал его разыскивать на базе. Я всеми правдами-неправдами тянул время. Рассчитывал, что его вообще не призовут. Но когда даже обком партии оказался не в силах помочь, Спицын пошел сдаваться.

А меня решили наказать. Вдруг, впервые за все годы работы в "Черноморце", военкомат вызвал на переподготовку. Стал выяснять и оказалось, что даже облвоенком не знает в чем дело. Тогда я понял, откуда ветер дует, и просто не явился на сбор. Меня перестали дергать. Потом выяснилось, что всех вызванных "запасников" отправили на ликвидацию последствий Чернобыльской аварии.

КГБ ЛУЧШЕ ЗНАЛ, У КОГО И ГДЕ ЕСТЬ РОДСТВЕННИКИ

-- Когда в 1982 году началась наша совместная работа с Виктором Евгеньевичем Прокопенко, мы в первую очередь сделали из дублирующего состава своеобразную "кузницу кадров" для "Черноморца". Поначалу дублеры не давали результата (в 1984 году даже заняли последнее место). Но я сознательно шел на это. Дубль был своеобразной лабораторией. Я приходил с идеями к Прокопенко. Он внимательно выслушивал, просил показать. И все проверялось в играх дублирующих составов: перестановки, смена амплуа, тактические ходы. Тот же Саша Щербаков пришел к нам как полузащитник, но у него почти год ничего путного на краю не получалось. По договоренности с Прокопенко попробовали его в дубле на месте центрфорварда. Он сыграл в этом амплуа всего две игры и навсегда ушел в основу.

Дубль был по существу моим детищем, и я патронировал его до последних дней в "Черноморце". Когда вскоре после развала СССР перед президентом клуба Вячеславом Лещуком встал вопрос: стоит ли держать вторую команду, я аргументировано, с цифрами в руках доказал ему, что это крайне необходимо. Привел пример с Виктором Яблонским. Его приобретение "Черноморцу" обошлось в 1992 году в 300 тысяч рублей. Произведя несложные подсчеты показал, что затраты на вторую команду гораздо меньше, а пользы она принесет, в конечном итоге, много больше, пусть и не мгновенно, чем тот же Яблонский. Заступился за молодежный состав и Прокопенко.

-- Переход от социализма к недоразвитому капитализму сильно сказался на благополучии футбола?

-- Не знаю как на материальную, а вот на моральную сторону дела он повлиял не в лучшую сторону. К руководству футбольными клубами пришли, в основном, бизнесмены бывшей теневой экономики и принесли с собой худшие правила той игры. Контроля нет. Отсутствует надстройка, которой раньше была КПСС. Хоть мы ее ругали, но футбол был партийным видом спорта. Виктора Прокопенко за "вылет" из высшей лиги едва не лишили партбилета. Чуть что не так, сразу угрожали наказаниями по партийной линии. Хотя и были меценаты, но управляла футболом партия. В какой-то степени следила за его чистотой. Руководители КПСС понимали, что футболисты тратят свое здоровье, что должны получать побольше других, способствовали этому, но не грязными путями. Все, что противоречило закону, тут же наказывалось.

-- Уж не сожалеете ли вы, что сейчас компартия лишена своей руководящей роли?

-- Нет, как можно сожалеть. Вместе с партией ушло вранье, лицемерие. Но в тоже время одесскому футболу повезло с партийными кураторами. Большинство из них были высокопрофессиональными людьми, понимали футбол, грубо в него не вмешиваясь. При той экономической системе содержать конкурентоспособную команду без партийной поддержки было невозможно. Кстати, и Прокопенко, и меня в 82-м утвердили на должностях в "Черноморце" исключительно благодаря Евгению Григорьевичу Борщу, секретарю обкома партии. Он как раз только-только начал заниматься командой. Велись поиски главного тренера на стороне. Обратились к Бышовцу. Анатолий Федорович приехал в Одессу, побеседовал с Борщом, высказал свои планы, предложения и в том числе желание работать со мной. "Так он же невыездной!" - воскликнул Борщ. Но тем не менее моя кандидатура уже попала в поле зрения. Когда же Бышовец, как офицер МВД, получил назначение в ЦС "Динамо", на должность главного утвердили Прокопенко. Вскоре по настоянию Виктора Евгеньевича перевели в "Черноморец" из СДЮШОР и меня.

-- А почему вы стали невыездным?

-- Живший в Киеве отец, офицер Советской Армии, коммунист с 40-летним стажем, получил, скорее всего по линии своей второй жены, вызов в Израиль. Но уезжать не собирался. Вроде бы, с точки зрения властей, поступок достойный одобрения. Однако наличие вызова в "конторе" зафиксировали. Для того, чтобы стать невыездным, этого было, конечно, недостаточно. Наверняка, "органы" обладали соответствующим сигналом от "доброжелателей" о том, что я, якобы, разделяю "выездные" настроения. Мне же никто ничего не объяснял, просто отказывали в оформлении документов на загранпоездки. "Черноморец" едет в Бремен, я остаюсь в Одессе; летит в Мадрид на игру с "Реалом", меня не берут. Команда отправляется на сбор в Болгарию, я сижу дома. Самое смешное, что мы не подозревали о наличии родственников за границей. Даже когда я стал членом партии, вопрос не сразу прояснился. Лишь перед смертью отца я узнал причину моей дискриминации.

-- В КПСС вы вступали по зову сердца?

-- Я рос в семье коммуниста. Брат отца прошел всю войну политруком. Я воспитывался в этой атмосфере и хотел вступить в партию, потому что знал: для дальнейшей работы, для профессионального совершенствования это необходимо. Меня и отец наставлял в таком же духе. Но секретарь парторганизации постоянно, очень технично отказывал: "Семен Иосифович, вот были бы вы из рабочих..." Лишь с наступлением перестройки, в 1985 году меня приняли кандидатом в члены КПСС.

ТРЕНЕР СО СВОИМ МНЕНИЕМ

Когда в 1986 году "Черноморец" неожиданно для всех "вылетел" в первую лигу, в Одессе начались лихорадочные поиски нового главного тренера. Претендентов было много. Среди них и Леонид Иосифович Буряк, который пытался трудоустроиться в "Черноморце" еще осенью 1986-го, сразу после ухода в отставку Прокопенко. Тогда руководителем команды оставили Альтмана. Теперь его кандидатура даже не рассматривалась. Более того, кое-кто хотел вообще убрать из "Черноморца" "второго тренера со своим мнением". В какой-то период возник совершенно немыслимый вариант Алескеров - Полосин. Но Ахмед Лятифович все еще находился в опале у всесоюзной федерации, и в конце-концов на должность главного утвердили Анатолия Федоровича Полосина, его помощником - Альтмана.

-- С Полосиным мы тяжело сходились, но зато потом очень хорошо сотрудничали. Нас объединяла жадность к работе. Оба любили свое дело. Анатолий Федорович был силен в организации физической подготовки команд, совместно мы рассматривали стратегические, тактические аспекты построения игры и находили общий язык. В тренировках пользовались программами Анатолия Михайловича Зеленцова. Методики, разработанные ученым, во многом способствовали успешной игре "Черноморца". А тесное сотрудничество с Зеленцовым в свою очередь помогло нормализации наших отношений с Полосиным. Мне было очень интересно работать с Анатолием Федоровичем, но его убрали из "Черноморца" на следующий год после возвращения в высшую лигу...

-- Футболисты?

-- Функционеры...

Анатолий Федорович был очень благородным человеком. Известно, что когда ему в облспорткомитете предложили избавиться от Альтмана, Полосин ответил: "Меня он устраивает". Может быть, несговорчивость тренера и стала причиной его отставки через год. Команда вернулась в высшую лигу. Прошли чествования, отзвучали поздравления, благодарности. Но спокойной жизни в одесском футболе никогда не бывает. Его постоянно разрывают какие-то интриги. Пошли разговоры, что Полосин не годится для высшей лиги, и когда в первых матчах "Черноморец" стал показывать не слишком хорошие результаты, судьба главного тренера была предрешена. У штурвала встал Юрий Леонидович Заболотный - патриот своей команды до мозга костей, но не имевший большого опыта тренерской работы. Вокруг "Черноморца" в то время была масса "специалистов", стремившихся руководить. Начались бесконечные проверки тренерской деятельности. Собственно о футболе мало кто думал. Процветала купля-продажа игр.

-- Семен Иосифович, как вам тогда работалось?

-- Обстановка в команде была мерзопакостная. Но у меня был хороший контакт с футболистами и я им не уставал повторять: "Ребята, вне зависимости от того, где вы в дальнейшем планируете играть, тренироваться и совершенствоваться надо. Кто не хочет работать - отдыхайте, вам же будет хуже, потеряете квалификацию. Никакими забастовками вы ничего не добьетесь". В индивидуальных беседах объяснял ребятам, что играть надо как следует в любой ситуации.

-- К вам игроки, наверное, всегда относились с любовью?

-- Любят женщин. Ко мне, хочется верить, относились уважительно, по крайней мере, всегда приходили за советом. Я стараюсь понимать душу футболистов. Тем более, что многие из них прошли со мной школу юношеского футбола, дубля. Они мне верили, потому что ни разу их не обманул и не подвел. Никакого панибратства не было, хотя пошутить и посмеяться мы могли. По-другому я относился и отношусь к тем, кто любит выпивку. Если люди не хотят жить интересами коллектива, я им просто объявляю войну. В "Черноморце" случались такие "хмельные" истории... Были и другие ситуации, от которых можно с ума сойти...

-- Вы сторонник полного отказа от алкоголя для спортсменов? На Западе у футболистов в этом плане больше свободы.

-- Я категорически против пьянства. Я же тренер, а не вредитель. Наш вид спорта здоровья не прибавляет. И если человек пришел ко мне на тренировку не подготовленным, то давая ему нагрузки, я занимаюсь вредительством. Потому что алкоголь уничтожает все функции организма... Другое дело - культура питья. Например, испанцы и итальянцы вино пьют как воду, а мы так не можем. Немцы предпочитают полбокала пива после игр, тренировок. В наших, постсоветских традициях на пиво хорошо водочка ложится. Или за бокалом пива следуют еще 10, которые наносят организму спортсмена огромный вред. На Западе намного выше культура. Напиваются "до поросячьего визга" разве что англичане. Но англосаксы - здоровая нация, у них абсолютное здоровье. Наши футболисты старшего поколения пили и играли, но никто из них после 30 лет, за редким исключением, в большом футболе не оставался. Они просто насиловали свой организм. А некоторые футболисты моего поколения уже, к сожалению, приказали долго жить (Бокатов, Цунин, Ярчук, Звенигородский, Фейдман...). И надо учесть, что предыдущие поколения было покрепче нынешнего. Было меньше химии, болезней, экологически чище продукты. Когда я занимался набором детей в школу "Черноморца", то увидел сколько сейчас ребят с врожденными заболеваниями.

Тренер вынужден следить не только за спортивным режимом футболиста, но и учить игрока как правильно питаться, отдыхать. Нашему игроку, попавшему на Запад, нелегко. Он не привык к свободе, ему нужен надзиратель. А в западных странах ребята приучены к самостоятельности, в том числе и в мышлении. А у наших срабатывает стереотип: "Зачем мне думать, если за меня Советская власть все продумала?" Мы пожинаем плоды 74-летнего коммунистического господства. Те же проблемы имеют африканцы, приезжающие в развитые страны. У них, как и у футболистов из Восточной Европы, попросту не хватает образованности.

К БЫШОВЦУ, В МОСКВУ

Чемпионат 1988 года "Черноморец" кое-как доиграл. Хоть и занял 13 место, но в высшей лиге закрепился. К тому времени вокруг Альтмана образовалась оппозиция из местных спортивных чиновников. Один из ее участников возмущался: "А чего это Семен никогда с нами вместе в поездках водку не пьет и в отдельном номере проживает?" Вспомнили, как Альтман настаивал на организации чартерных авиарейсов на каждый матч в первой лиге, незаслуженно навесили провал 1986 года, а заодно и низкие результаты 1988-го. И Прокопенко, который возвращался из Волгограда в "Черноморец", советовали отказаться от "зарвавшегося" (по мнению оппозиционеров) помощника.

-- Семен Иосифович, действительно так было?

-- Было кое-что еще и похуже, но не хочу ворошить эту грязь. После последней игры чемпионата 1988 года мы встретились с Прокопенко, и он прямо спросил: "Ты что, собираешься уходить? А с кем же я буду работать?" К тому времени я действительно прорабатывал вопрос о переходе к Бышовцу в московское "Динамо", поэтому честно ответил: "С людьми, которые сейчас руководят "Черноморцем", я не могу больше сотрудничать". Однако Прокопенко настоял, и я отправился вместе с командой на товарищеские игры в Италию. Давление на главного тренера со стороны оппозиционеров возрастало. И вот в Генуе, когда я ему сказал, что для нормальной работы в "Черноморце" многие вещи надо менять кардинально, Прокопенко ответил так: "Чтобы повернуть табун вспять, надо какое-то время вместе с ним проскакать". Тогда я понял, что Виктору Евгеньевичу лучше будет скакать без меня, потому что проходить уже раз пройденный путь не имеет смысла.

-- И вы уехали к Бышовцу в Москву...

-- Уехать я смог не сразу. Там поезд уже ушел. Когда звали было место, а в январе 89-го свободные должности отсутствовали. Однако динамовское начальство по настоянию Бышовца определило меня на роль помощника главного тренера. Когда я убедил Прокопенко, что мне необходимо покинуть "Черноморец" и уже есть куда "отступать", мне кажется, у него словно гора с плеч свалилась. В скором времени он добился того, что многие мешавшие "Черноморцу" личности были заменены, вернулся на место начальника команды Славик Лещук.
Ну а меня недруги и в Москве пытались достать. Им надо было во что бы то ни стало добиться моего унижения. Как так, мы его хотели загнать назад в СДЮШОР, а он, видите ли, в Москву, чуть ли не на повышение пошел. Начали поступать кляузы в партийные органы, в Федерацию футбола СССР. Пришлось Бышовцу отстаивать мою кандидатуру на всех уровнях.

-- В вас так были заинтересованы?

-- Не хочу показаться каким-то героем, но я всегда знал свое место. В то время я был тренер - ассистент. Знал как себя вести. Но свое мнение тоже имел. Повезло, что с Прокопенко мы давно в дружеских отношениях. И он, и Бышовец всегда считались со мной, но я никогда не пытался на них давить или идти наперекор их воле.

-- Что вы этим хотите сказать: что не "подсиживали" их или у вас вообще не было интереса стать главным тренером?

-- Ну, какой солдат не мечтает стать генералом? Но всему свое время. Когда в 91-м мое положение на посту главного тренера московского "Динамо" стало очень шатким, мы встретились в Москве с Прокопенко. Виктор Евгеньевич тогда сказал: "Время прошло, и теперь, если здесь у тебя не сложится, можешь рассчитывать на меня. Хочу, чтобы ты вернулся в "Черноморец". Ты уж извини, должность главного тренера я тебе не предлагаю, потому что сам ее занимаю. Но как работали вместе, так и будем". Наше сотрудничество продолжалось до середины 1995 года, пока Прокопенко во второй раз не уехал в Волгоград.


ССЫЛКА УЛУЧШЕННОГО КАЧЕСТВА

Когда Леонид Буряк впервые пришел в "Черноморец", он еще не был выдающимся футболистом, а всего лишь талантливым, подающим надежды резервистом. С первых дней над молодым парнишкой покровительство взял самый мощный футболист команды Виктор Лысенко. Заботился старший тренер Шапошников. По-товарищески опекал и Семен Альтман. Одновременно они покинули "Черноморец": Альтман ушел служить в "Звезду" (Тирасполь), Буряк - делать карьеру в киевском "Динамо". В 1985 году их пути едва не пересеклись вновь, когда Леонид захотел вернуться в родной клуб. Но в Киеве посчитали, что опальный в то время Буряк (противоречия с Лобановским даром не проходят) не должен играть на Украине. В результате бывший киевский динамовец перешел в московское "Торпедо", о чем впоследствии нисколько не жалел.

-- Семен Иосифович, когда в 1994 году Буряк, ваш старый знакомый, принял "Черноморец", у вас с ним, наверняка, не было никаких разногласий.

-- Да как сказать... Мы с ним обо всем поговорили. Я сразу сказал: "Служить бы рад, прислуживаться тошно". Готов был работать, сколько требовалось "Черноморцу". Буряк как будто не возражал, но привез себе помощника. Тогда я посчитал нужным сообщить, что начал прорабатывать свои варианты: ездил на переговоры в Винницу, ждал решения вопроса с Кореей. У Буряка начали возникать трения с командой, назревал бунт. Стал выяснять причины, а у футболистов чуть ли не единственный аргумент: "Он не улыбается". Мне их позиция была неприятна, я противник всяческих проявлений публичного неповиновения. Большинство недовольных вскоре отчислили из "Черноморца": Леонид Иосифович начал создавать новую команду.

-- Какой след в вашей биографии оставила работа в Южной Корее?

-- В Корее Бышовцу удалось добиться заметного результата: олимпийская команда страны стала чемпионом Азии 1996 года, участвовала на Олимпиаде в Атланте. Думаю, что Анатолия Федоровича еще долго будут там вспоминать добрым словом...

-- А вы долго будете помнить Корею?

-- Это не самый плохой уголок Земли. Время, проведенное там, потеряно не зря. Необычно было работать с молодыми корейскими футболистами, они отличаются от наших. И самое главное - интересно трудиться рядом с Бышовцем. Он требовательно относится к игрокам, но не менее строг и к себе, постоянно совершенствуется. Я у него многому научился, хотя и старше Анатолия Федоровича, правда, всего на 2 дня. В какой-то момент сложилась сложная ситуация: наши подопечные перестали прогрессировать. Никакими привычными способами добиться улучшения не получалось, но Бышовец сумел сдвинуть дело с мертвой точки. Отгадка лежала в способе мышления. У нас, европейцев, оно логическое, у азиатов же - образное. Бышовец сам дошел до понимания этого различия и с помощью образов сумел доказать правоту своих направлений, действий.

-- Причина возникновения кризисных явлений в тренерской работе?

-- Когда человек чему-то обучается, то сразу схватывает большой объем материала, а потом пополнение знаний идет буквально по крупицам. Это, видимо, законы природы. Здесь важно, чтобы тренер обладал педагогическими способностями, умением убедить учеников. Бышовец владел этими качествами сполна. Или пример из юношеского футбола. Приглашаешь в команду крепкого паренька из села. Он прогрессирует буквально на глазах, но дойдя до определенного уровня, буквально останавливается в развитии. Дальнейшая прибавка идет по капле. А у этих ребят почти всегда не хватает терпения, сказывается недостаток образования и, как следствие, интеллекта. Кстати, за свою тренерскую практику я убедился, что успеха в футболе добиваются не самые способные. Талант - это целеустремленность и трудолюбие. Иметь возможности и реализовать их - две большие разницы. Думаю, что причину следует искать в области и психологии, и физиологии, и педагогики.

-- Чтобы разбираться в этих тонкостях, какое образование необходимо иметь?

-- Я закончил два института. Но если в инженерно-строительном действительно занимался, сдавал экзамены, писал диплом, то в педин только приходил и получал оценку. На госэкзамены футболисты шли с готовыми ответами на конкретный билет. Так что, когда в 1976 году я начал работать с юношами, то фактически стал учиться по-новой. Самостоятельно штудировал физиологию, теорию, методики. Пришлось восполнять пробелы, до всего докапываться самому.

-- Почти на всех без исключения корейских фотографиях у вас усталый вид...

-- Думаете на чужбине легко работать? Напряженка была большая. Даже жена называла свое пребывание в Корее "ссылкой улучшенного качества".

О ГРУСТНОМ (В 1970-М И 1986-М "ЧЕРНОМОРЕЦ" БЫЛ ОБРЕЧЕН)

-- В 1970 и 1986 году "Черноморец" "вылетал" в первую лигу, в 1972-м неожиданно для всех почти на финише чемпионата упустил возможность вернуться в высшую. Вы были непосредственным участником тех событий. Неужели ситуации были непоправимы? Ведь не секрет, когда очки не получается добывать на поле, их приобретают в кабинетах. Например, в 1970 году пол-Одессы знали, что повезли деньги в Тбилиси, чтобы поспособствовать победе "Динамо" над "Зенитом", пытались выйти на "Арарат" перед игрой "Черноморца" в Ереване. Но если грузины все-таки обыграли ленинградцев - ваших конкурентов за место в высшей лиге, то армяне отказались от предложения одесситов. "Зенит" и "Арарат" были командами одного профсоюза и его центральный совет предупредил ереванцев, что, в случае сдачи игры "Черноморцу", они не поедут в Ливан. Действительно все так и было?

-- Если честно, то договорные игры вызывают во мне отвращение. Это уже не футбол. То же самое касается арбитров. В моей команде я стараюсь вопросы судейства не ставить. А в 1970 году "Черноморец" был хорошо укомплектован: почти два равноценных состава. Но эпидемия холеры в Одессе спутала наши планы, и к концу чемпионата мы оказались среди аутсайдеров. Кураторы привлекли в команду Заболотного и других бывших футболистов. Считалось, что их коммерческие способности помогут спасти "Черноморец" от "вылета" в первую лигу. Но выручить нас могла только игра. Игроков в таинства каких-то подводных течений не посвящали. Знаю точно, что в Ереване играли по-честному. Мы бились до последних минут, но пенальти в наши ворота принес всего лишь ничью 1:1.Собственно говоря, нам помог только московский "Спартак", дав возможность победить себя в Одессе.

-- В 1972 году "Черноморец" неожиданно проиграл кишиневскому "Нистру", кстати, нынешней вашей команде. В той игре все решил единственный гол, забитый Вячеславом Катковым с 20 метров в "девятку" ваших ворот. Сильно переживали тогда?

-- Неприятности для "Черноморца", лидировавшего с большим отрывом в первой лиге, начались еще раньше игры с "Нистру". Что-то разладилось в команде. Растеряли преимущество, и, когда "Шахтер" начал нас догонять, многое решила очная встреча: в Донецке мы уступили. Можно было догадаться, что "Шахтер" стимулировал наших соперников, потому что те выходили на матчи с "Черноморцем" с колоссальным настроем. Да и в нашей команде не все было гладко. В итоге "Черноморец" занял лишь третье место. По-своему пострадал и я. Сезон 1972 года стал одним из лучших в моей карьере, и, выйди "Черноморец" в высшую лигу, не посмели бы нас со Звенигородским призвать в армию.

-- Каким же образом можно было уклониться от всеобщей воинской обязанности?

-- Никаких уклонений и не было. Была такая практика, когда футболистов призывали в войска МВД по месту жительства, и они служили в армии, не покидая своей команды. Как, например, Устимчик и Лещук. Обком партии и военный округ сумели бы договориться и о нас со Звенигородским. А так, мы отправились служить в Тирасполь (туда на 4 года перевели одесский СКА).

-- В 1986 году "Черноморец" так плавно опустился на дно турнирной таблицы, что, похоже, в команде не сразу спохватились.

-- В команде возник конфликт, в результате которого Прокопенко пришлось подать в отставку. И за пять туров до конца, когда я остался за главного, Заболотный начал поиски средств воздействия на соперников. Ничего путного эта деятельность не принесла. По существу, все решалось в матче с "Зенитом", но мы не смогли победить - 2:2. После этого "Черноморец" был обречен. В Донецке и Харькове мы сражались за победу. Но перед "Металлистом" был долг за выигрыш в первом круге, и хотя я настраивал игроков забыть об этом (я-то ни с кем не договаривался), меня все же не оставляло ощущение, что не все вняли моим призывам. А в Донецке была не совсем понятная ситуация: игру неожиданно перенесли на дневное время. Скорее всего, это было связано со встречей в Баку "Нефтчи" - "Динамо" (Киев). Динамовцам, чтобы стать чемпионами, не хватало одного очка. Их матч с бакинцами начался уже после того, как мы проиграли "Шахтеру" и завершился боевой ничьей: "Нефтчи" уже не грозило расставание с высшей лигой. Добавьте к этому, что наши конкуренты - "Арарат", "Металлист" и "Нефтчи", - как обычно бывало в таких ситуациях, объединились. И в любом случае возможности "Черноморца" составляли всего треть от предложений коллег по несчастью.

-- Несколько лет назад один из львовских тренеров поделился своим наблюдением-предположением: в конце первого чемпионата Украины "Черноморец" без борьбы уступил "Карпатам", тем самым сохранив для львовян прописку в высшей лиге. Очевидцы утверждают, что именно поэтому на игру во Львов команда прибыла без тренеров. С другой стороны, существует версия, по которой "Черноморец" вначале собирался помочь винницкой "Ниве" - конкуренту "Карпат" - и дать бой во Львове, но непосредственно перед игрой планы изменились. Не могли бы вы приподнять завесу таинственности в этом вопросе?

-- Прокопенко действительно не летал на ту игру. Во Львове с "Черноморцем" был я. Ничего зазорного в том, чтобы футболисты получили дополнительное вознаграждение за проведенный на высоком уровне матч, я не видел. Но уже во Львове выяснилось, что "Карпаты" договорились с нашими игроками совершенно о другом. Я был настолько шокирован этим и зол, что в знак протеста остался в гостинице, не поехав на стадион. Такой же неприятный осадок остался у меня и после игры с "Олимпиакосом" в Одессе. Хотя никакими конкретными фактами не располагаю, одни ощущения чего-то мерзкого.

Считал и считаю, что только честно заработанные деньги могут приумножиться и принести пользу тебе и твоей семье. Если же они получены за обман, предательство, подлость, то и хорошего ничего от их обладания не жди. Это справедливо, и это принцип, который от Бога.

-- А были ли у вас ошибки в тренерской работе?

-- Без ошибок в профессиональной футбольной деятельности не бывает. Наверное, кое за кем из ребят не уследил... Думаю, моя недоработка есть в том, что не стал большим футболистом Виталик Тищенко, Виктор Леонов не пробился в люди... Вроде бы все делал правильно, но чувство неудовлетворенности осталось. Ощущаю свою вину и за Витю Лысенко, в свое время игрока сборной СССР, свернувшего с пути на обочину. Боюсь, что проявленное мною ложное чувство товарищества сыграло не последнюю роль в его исковерканной судьбе. Я его покрывал, а узнай вовремя старший тренер "Черноморца" Шапошников о похождениях Лысого, может, и не попал бы он за решетку...


НЕТ ПРОРОКА В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ?

-- Существует такая легенда: в юном возрасте Игорь Добровольский приехал из Раздельной поступать в СДЮШОР "Черноморец", но был отвергнут как не перспективный. Утверждают, что не приглянулся он именно Альтману. Это правда?

-- Правда заключается только в том, что Игорь, живший в 60 километрах от Одессы, действительно приезжал в нашу футбольную школу. Но его не взяли по банальной причине: не было возможности обеспечить проживанием, питанием и учебой талантливого паренька. Тогда футбольного интерната в Одессе еще не было. Об этом мне Добровольский рассказывал сам, когда я тренировал московское "Динамо". В футбольной школе он ко мне и не мог обратиться, потому что я в то время вел ребят 1962 года рождения, а Игорь на 5 лет младше. Ему тогда предложили ежедневно ездить на тренировки в СДЮШОР "Черноморец" из Раздельной, что было накладно. Поэтому он выбрал Тирасполь, который в два раза ближе Одессы. До 14 лет Добровольский тренировался там, а потом его передали в Кишинев, в Республиканский спортинтернат. Легенда же о том, что Альтман проглядел Добровольского, родилась позднее. В середине 80-х годов обозреватель одной из газет буквально негодовал: почему футболист из Одесской области играет в кишиневском "Нистру", а отвечающий за селекцию Альтман отказался пригласить его в дубль "Черноморца"? Но уважаемый журналист не знал некоторых вещей. Того, что Добровольский играл в юношеской сборной СССР под руководством Бышовца, и я от Анатолия Федоровича получал полную информацию об этом футболисте. Например, то, что Игорь успел отказаться от предложения Лобановского о переходе в киевское "Динамо"и имел другие планы - отправиться в ЦСКА. Правда, в итоге попал в московское "Динамо", от чего, я думаю, только выиграл.

-- А вам как работалось в Москве?

-- Мне повезло, что я работал с выдающимися футболистами того времени: Хариным, Уваровым, Чернышовым, Мохом, Кобелевым, Добровольским, Колывановым, Кирьяковым, Деркачем, Симутенковым. Считаю, что все они не реализовали до конца свои возможности и только потому, что в стране началась неразбериха в политике, экономике. Хотя многие играют до сих пор, в том числе и в сильных западных клубах. Добровольский, я думаю, использовал заложенный в нем потенциал меньше чем на половину. Если он хотя бы на 50 процентов воспользовался своими способностями, то стал бы не только лучшим футболистом СССР, но и Европы. Такой талант был у парня заложен в генах.

-- Кстати, о генах, вернее о Гене Альтмане. Какое-то время он прогрессировал на вратарском поприще. Каковы его перспективы пойти по стопам отца?

-- Пока никаких. Он учится в институте. В "Черноморце" нарушилась преемственность поколений, не стало дубля. Многие ребята 1979-80 годов рождения уже пропали для футбола. В 1997 году Гена был заявлен в СК "Одесса", но перед ним поставили ультиматум: или футбол, или учеба. А политех это не факультет физвоспитания, там нужно действительно учиться, тем более, на компьютерном отделении. Всем нужны готовые вратари, никто не хочет возиться. Постараюсь предоставить сыну шанс проявить себя в кишиневской команде. Благо есть "Зимбру-2".

Вообще-то Гена больше пошел в дедушку - Федора Футермана - известного баскетболиста. Заслуженный мастер спорта, три десятка лет директор Центрального стадиона ЧМП, он пользовался большим авторитетом, и не только в Одессе.

-- А по вашей линии кто дружил со спортом?

-- Отец долгие годы был начальником физподготовки Суворовского училища. А во время войны в Рубцовске (Алтайский край) занимался подготовкой лыжников для армии. После поражения в финской войне партия решила, что это важный компонент ведения зимних наступательных операций. Отца из-за этого и на фронт не пустили. Сильный был человек, волевой.


ХОРОША СТРАНА МОЛДАВИЯ

-- По молдавским меркам в "Зимбру" в организационном и финансовом отношении все благополучно. Во главе нашего клуба - понимающие футбол люди, но они не вмешиваются в тренерские дела. Это немаловажно. Сейчас кое-где принято, что президент клуба чуть ли не царь и Бог. Я насмотрелся, как даже бывшие футболисты, становясь чиновниками, преображались не в лучшую сторону.

Президент "Зимбру" -- Черный Николай Тимофеевич -- бизнесмен, глава фирмы по поставкам горюче-смазочных материалов. Закончил ВПШ, занимался по партийной линии вопросами, связанными с футболом еще во времена Союза. Он меня и пригласил в молдавскую команду в середине 1997 года.

-- Получается, что вернувшись из Южной Кореи в августе 1996-го, вы почти год не работали?

-- Поначалу надеялся получить работу в "Черноморце". Потом ко мне обратился мэр Винницы Дворкис с предложением возглавить "Ниву", замыкавшую таблицу высшей лиги по итогам первого круга. Мы оговорили вопросы сотрудничества, но через две недели работы я понял несостоятельность местных руководителей в решении проблем команды. Окончательно меня добило равнодушие президента клуба: "Ну так поработаем в первой лиге". Я же хотел выполнять задачу по сохранению "Нивы" в высшем дивизионе и при этом не требовал каких-то сверхзатрат. А они вообще никаких усилий не хотели прикладывать. Я понял, что могу подвести приглашенных футболистов, и вернулся в Одессу. Некоторые газеты поспешили обвинить меня чуть ли не в рвачестве. Придумали, что я тайно ночью покинул Винницу вместе с игроками из Одессы - Телесненко, Куликом, Скоропадом, Згурой. Все гораздо проще: у нас были билеты на ночной поезд. После Винницы я какое-то время помогал на общественных началах Игорю Негаре в работе с юношами, готовил студенческую сборную города к чемпионату Украины. И все-таки надеялся возглавить "Черноморец", из которого тогда ушел Буряк. Рассчитывал, что смогу подключить к работе с клубом ФПГ "Приморье". Для этого были определенные предпосылки. Они консультировались со мной еще в конце чемпионата 1996/97 гг. по вопросу спасения СК "Одесса" от вылета из первой лиги. Правда, в то время "Приморье" окончательно не определилось - брать или не брать команду под свое покровительство. А я их агитировал за то, чтобы направить усилия на "Черноморец". Летом ко мне обратился "Зимбру" с конкретным предложением. Чего-то выжидать я больше не мог, тем более, что в Кишиневе были созданы нормальные условия для работы.

-- Но насколько известно "Зимбру" в Кишиневе негде играть...

-- Клуб заканчивает строительство своего стадиона примерно на 5 тысяч зрителей. Расположен он рядом с базой команды на Ботанике. Раньше арендовали Республиканский стадион, а в текущем чемпионате играем в селе Спея (Новоаненский район) в 50 километрах от столицы Молдавии. Там отличный стадион (вмещает порядка 15 тысяч зрителей) с хорошим полем, но добираться тяжеловато, и болельщиков на наших матчах бывало не много. Его строительство началось еще под эгидой Федерации футбола СССР, которая планировала создать свою базу в Молдавии. Достраивал объект местный энтузиаст. Матчи же европейских кубков мы проводим на Республиканском.

-- Кто определяет трансферную политику вашей команды?

-- Это бизнес клуба. Я не имею морального права удерживать футболиста, если знаю, что в другой команде оплата труда, жизненные условия и предпосылки для его совершенствования лучше. Другое дело, когда футболист идет в худшую обстановку и может понизить свое мастерство. Но надо стремиться к созданию нормальных условий на месте. Массовой распродажей игроков мы не занимаемся, ведем взвешенную трансферную политику. Футболиста желательно продать своевременно, когда он "созрел": не раньше и не позже.

-- Много ваших земляков играет в Молдавии?

-- Порядочно. В "Зимбру" - это Телесненко, Кулик, Згура, Гелазьев. И привлек я их в команду только для того, чтобы они помогли раскрыться местным футбольным дарованиям, при этом, естественно, совершенствуя и свое мастерство.

-- А вам не спускают сверху разнарядку типа "в команде должно быть 80 % молдован"?

-- По положению о чемпионате в команде могут играть не более 8 легионеров. А в принципе, передо мной стоит задача готовить игроков для сборной Молдавии. Руководство клуба рекомендует опираться на собственные резервы.

-- У вас с "Зимбру" заключен контракт?

-- Джентльменское соглашение. Было на год, сейчас продлили еще на такой же срок. Мы с президентом друг другу доверяем. Хотя я знаю, что тренерская судьба во многом зависит от результатов команды.

-- Не скучно ли работать в молдавском чемпионате, ведь у "Зимбру" фактически нет конкурентов?

-- Отрыв в 11 очков от ближайших преследователей ни о чем не говорит. Сейчас очень силен "Шериф". Эта команда комплектуется футболистами Украины, Румынии, Грузии. Были и нигерийцы. Главный тренер, Сергей Боровский, руководивший ранее сборной Белоруссии, хорошо известен как игрок минского "Динамо" и сборной СССР. Представляют силу кишиневский "Конструкторул", тираспольский "Тилигул". Так что борьба предстоит. Тем более, что против нас всегда играют с большим желанием и самоотдачей. Когда я в печати обнародовал свою программу, в которой "Зимбру" нацеливался и на чемпионство, и на Кубок страны, руководители других клубов забеспокоились: "А что же нам достанется?"... Наш клуб ставит перед футболистами только высокие цели, иногда они даже немного завышены. Может, это и кажется со стороны слишком самонадеянным, но, например, в прошлом году мы планировали войти в Лигу чемпионов. А в Молдавии "дубль" мы все-таки сделали. Впервые за всю историю молдавского футбола одна команда выиграла и чемпионат, и Кубок.

-- Кто вам помогает тренировать?

-- Бывший футболист и тренер одесского "Черноморца" Александр Скрипник и Владимир Вебер - бывший вратарь кишиневской "Молдовы". У нас есть вторая команда, идет на первом месте в первой лиге. С ней работает Сергей Карманов. В коллективе нормальная рабочая обстановка. Когда я шел в "Зимбру", то договорился с президентом, что каждый должен заниматься своим делом, и мы строго следуем своим принципам.

Сергей МАРТЫНОВ
1999-04-21
НазадВверх

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!

Сайт "Одесский футбол" приобретет нужные программки матчей, календари-справочники, книги, фотографии и видеозаписи, связанные с советским, украинским и одесским футболом периода 30-х - 90-х годов (матчи чемпионата и Кубка СССР, чемпионата и Кубка Украины, доументальные фильмы, сюжеты или передачи, частное видео).

Предложения присылать на электронный адрес football-odessa-02@ukr.net
(20 февраля 2012г)

 Черноморец
 Черноморец-2
 Пальмира
 Днестр
 Реал
 ПОРТОВИК
 ДНЕСТРОВЕЦ
 ДИНАМО
 СКА-ЛОТТО
 АВТОМОБИЛИСТ
 ДУНАЕЦ
 СК Одесса

`На что способен одесский `Черноморец` в сезоне-2012/13?`

Занять место среди призеров
Занять место с 4-го по 6-е
Занять место с 7-го по 10-е
Занять место с 11-го по 14-е
Расстаться с премьер-лигой
    [рез]

Георгий КОНДРАТЬЕВ:
"В ШЕПЕТОВКЕ ПОЛУЧАЛ МЕШОК ДЕНЕГ"
В советском футболе было много ярких нападающих, на которых народ валом валил на стадионы. В 80-е годы в Киеве ходили «на Блохина», в Тбилиси - «на Шенгелия», в Ташкенте - «на Якубика», в Днепропетровске - «на Протасова», в Ростове - «на Андреева». Болельщики столицы Белоруссии шли «на Кондратьева», блиставшего в ту пору в минском «Динамо». Самобыт...(Перейти)
 













© Использование в любой форме материалов, размещённых на сайте, только с разрешения авторов или администраторов сайта. Ссылка на сайт при этом обязательна


Одесский футбол