Одесский футбл Одесский футбл Одесский футбл
Одесский футбл
новости
черноморец
черноморец(дубль)














Виктор ПАСУЛЬКО: "Я ЗАСТАВИЛ ЛОБАНОВСКОГО ВЗЯТЬ МЕНЯ В СБОРНУЮ"




Воспитанник украинского футбола Виктор Пасулько стал единственным игроком, кто еще в далекие советские времена расписывался в воротах «Вердера» в составах разных команд. Впервые это произошло в 1985-м, когда один из двух голов «Черноморца» на бременском «Везерштадионе» позволил морякам пробиться в следующий раунд Кубка УЕФА. А во второй раз Пасулько напомнил о себе немецкому клубу и его поклонникам спустя два года, когда играл в красно-белой футболке московского «Спартака». Правда, гол, забитый им в концовке дополнительного времени ответного матча в Бремене не позволил спартаковцам рассчитывать на общий успех по сумме двух матчей. Многолетний же наставник «Вердера» Отто Рехагель потом будет долго вспоминать украинца с пышной шевелюрой, которого после дуэлей с «Черноморцем» он хотел видеть в своей команде. Но судьбе было угодно, чтобы билет в Германию один из лучших полузащитников союзного чемпионата взял позже - через год после успешного выступления в составе сборной СССР на Euro-1988, проходившей в этой же стране.
С тех пор, как Виктор Пасулько сменил место жительства, прошло уже почти двадцать лет. За это время он успел поиграть в нескольких немецких клубах и попытать счастья на новом для себя тренерском поприще. А еще поработать с Рехагелем, которому он помогал в сборной Греции в роли «разведчика». Сейчас любимец одесских и московских болельщиков 80-х годов прошлого века живет в небольшом городке Пулхайм под Кельном, где он назначил встречу корреспондентам «СЭ».




СПЕЦИАЛИСТ ПО «ВЕРДЕРУ»
- Правда, что с «Королем Отто», как называют в Европе Рехагеля, вы познакомились еще задолго до сотрудничества на благо греческой сборной? А точнее, осенью 1985-го.
- Да. Рехагель приходил после матча «Вердер» - «Черноморец», высказав свою заинтересованность в моих услугах. Тогдашний председатель ДСО «Водник» Бычихин, ездивший тогда в составе нашей делегации в Бремен, также сообщил мне, что к руководителям одесского клуба обратился «Вердер» с желанием заполучить игрока под номером «9», который был на моей футболке. Спустя много лет мы с Рехагелем вспоминали тот эпизод, и он подтвердил имевшийся ко мне интерес. Но вы же знаете, что в то время это было невозможным.
- Виктор, вас можно смело назвать специалистом по «Вердеру». Как вы считаете, чем отличается сегодняшняя команда с берегов Везера от той, с которой вам приходилось играть в 80-х?
- Прошло более двадцати лет, но, как мне кажется, в игре «Вердера» мало что изменилось. От своего учителя, Отто Рехагеля, Томас Шааф перенял многое, в том числе систему, тактику. Сегодня Писарро и Уго Алмейда так же, как и нападающие старшего поколения, прекрасно играют головой. Для бременцев характерны подключения с флангов. Команда не очень технична (в отсутствие Диегу - и подавно), действует в силовой манере и добивается успеха за счет физической подготовки футболистов. По моему мнению, самая слабая линия «Вердера» - оборона, и множество пропущенных голов в этом, да и в прошлом сезоне - тому подтверждение. Что же касается игры в атаке, то в хороший день «Вердер» может забить любому сопернику - так, например, был повержен «Милан» в нынешнем розыгрыше Кубка УЕФА. Команда неудачно выступила в чемпионате Германии, и теперь стремится во что бы то ни стало спасти сезон - для этого нужно выиграть один из Кубков - национальный или европейский.
- Как вы считаете, каковы шансы «Шахтера» в поединке с «Вердером»?
- В финале сложно выделить фаворита, думаю, что шансы равны - пятьдесят на пятьдесят. В какой-то мере «Шахтер» имеет небольшое преимущество, играя роль темной лошадки. Горняков до сих пор никто не воспринимал всерьез, а они взяли и дошли до главного матча турнира. Это уже большой плюс. Команда с Донбасса стабильно показывает хорошую игру на протяжении нескольких лет, она очень хорошо сбалансирована, сыграна - все таки уже три-четыре года выступает стабильным составом. В последних сезонах, когда горняки раз за разом «вылетали» из Лиги чемпионов уже на групповой стадии, им просто не повезло. А начинали каждый раз здорово. Мне кажется, что главное преимущество подопечных Мирчи Луческу заключается в том, что они являются очень техничной командой, с удовольствием играющей в комбинационный футбол, способной провести острую контратаку. Уверен, что в финале футболисты «Шахтера» выложатся на все сто пятьдесят процентов. Это матч особенный, в нем уже терять нечего. Дай Бог, чтобы донецкий клуб выиграл Кубок УЕФА. Рейтинг украинского футбола постепенно поднимается, и я очень рад этому факту. Нужно, чтобы в европейских турнирах выступали не только Киев и Донецк, но и другие клубы.
- В этом году на европейском небосклоне засветилась еще одна украинская звезда - «Металлист»...
- К сожалению, матчи харьковчан посмотреть не удалось, но очень много слышал о них. «Металлист» произвел настоящий фуррор, выбив из розыгрыша Кубка УЕФА итальянскую «Сампдорию», да и в чемпионате команда играет неплохо. Мы давно знакомы с Мироном Маркевичем, еще с тех пор, когда он лет двадцать назад только начинал работать во Львове. Рад за то, что он нашел свою команду, свой клуб. Думаю, сегодняшний «Металлист» - лучшая работа Маркевича в его тренерской карьере.
- А что скажете о «Динамо»?
- У динамовцев с приходом на тренерский мостик Юрия Семина произошли изменения в лучшую сторону. В общем-то, киевский гранд и до этого выступал неплохо, однако в его игре не было стабильности. Она появилась уже при Семине. В «Динамо» он уже полтора года, и его работа дает результат. Хотя добиться этого, уверен, было непросто - он ведь принял команду, находившуюся в хаотичном состоянии. Но в который раз сумел доказать, что является хорошим специалистом. За плечами Юрия Палыча богатый опыт, к тому же, он отлично знаком со славянским менталитетом. Но главное, что Семин знает, как вывести команду на качественный уровень.
- До прихода Семина «Динамо» долгое время топталось на месте. С чем это связываете?
- Когда ушел из жизни Лобановский, у тренерского штурвала успели поработать разные специалисты - Сабо, Буряк, Михайличенко, Демьяненко. Все они прошли его школу. Но время шло, а ничего не менялось. Сейчас – другое дело. Пришел человек со стороны, не проповедующий принципы Лобановского - и внес что-то свое, новое. Семин проповедует свой футбол. Если хотите - футбол того, «семинского», «Локомотива». Он многое изменил, при этом дав возможность некоторым игрокам обрести уверенность. Придя в «Динамо», Семин не стал прибегать к кадровым пертурбациям, так как считает: все должно происходить постепенно. Ему дали время и, как видите, ростки его работы уже приносят плоды. Надеюсь, «семинское» «Динамо» вскоре выйдет на новый уровень и вновь заявит о себе в Европе.



ГОНЦЫ ИЗ КИЕВСКОГО «ДИНАМО»
- Вашему карьерному росту можно позавидовать: за каких-то пять лет пройти путь от команды второй лиги до сборной СССР - такое удается далеко не каждому. Всего этого могло бы не быть, не загляни однажды в Черновцы тренер-селекционер «Черноморца» Валерий Поркуян. Наметанный глаз опытного специалиста быстро определил в молодом футболисте «Буковины» будущего игрока высшей лиги?
- Это очень интересная история. Тогда визит Поркуяна был связан отнюдь не со мной - он приехал просматривать других футболистов. Но в тот день я оказался в лучшей форме и после игры его уже не интересовали выбранные для просмотра кандидатуры. Селекционер «Черноморца» заинтересовался моей персоной. Поркуян взялся за меня серьезно и не отпустил до тех пор, пока я не оказался в Одессе.
- В то время тренеры-селекционеры, словно герои детективов, часто оказывались в непростых ситуациях. С вашим переходом проблем не возникло?
- Нет. Да и могло ли быть по-другому? Валерий Семенович (Поркуян – Прим. «СЭ») обладал удивительным характером и невероятным чувством юмора. Настоящего, одесского юмора. И пока я ездил из Черновцов домой в Закарпатье, он уже обо всем договорился с моими родителями. Каким-то образом уговорил их, чтобы они отпустили меня в Одессу. Это был уникальный случай: не успел я утром проснуться, а Поркуян с отцом и матерью уже обговорили все условия моего перехода. Тут сыграл роль один немаловажный факт. Валерий Поркуян был когда-то великолепным футболистом, а мой отец - большим поклонником его таланта. Естественно, кумиру 60-70-х годов долго уговаривать моего папу не пришлось. Тот был настолько удивлен, что такой великий футболист приехал к нам домой, что был согласен на все! Ну а если серьезно, то Поркуян убедил меня в том, что пора выходить на совершенно другой уровень. Он сказал: «Ничего страшного в высшей лиге нет. Я вижу твои возможности. Уверен, ты сможешь». Благодаря этим словам я действительно поверил в себя, поверил в свои силы. А все остальное было делом рук Виктора Прокопенко и его команды.
- В советскую пору засверкавшие в украинских командах игроки, как правило, вскоре получали приглашение из киевского «Динамо». В столицу вас из «Черноморца» звали?
- И не один год. За это время в Одессу не раз приезжали гонцы из «Динамо» - Владимир Веремеев, Михаил Коман. И даже Юра Роменский, который потом заканчивал карьеру в «Черноморце». Я несколько раз сдавал билет на самолет, которым должен был лететь в Киев. Что-то каждый раз мешало. Даже не знаю что - может, колебание какое-то было. К тому же, меня всячески пытались удержать в Одессе - и Прокопенко, и руководство команды. Они хотели, чтобы я продолжал играть в «Черноморце». Но уже тогда у меня появилось желание попробовать свои силы на более высоком уровне, и «Динамо» в этом плане было одним из наиболее оптимальных вариантов.
- Что же все-таки помешало?
- Кто знает, как бы все повернулось, не случись в 1986-м Чернобыльской аварии. Моя супруга была в то время беременна, так что взвесив все «за» и «против», я не решился лететь в Киев.
- Тяжело было отказать такому клубу, как киевское «Динамо»?
- Конечно же, было непросто. Я прекрасно понимал, что если не перейду в «Динамо», дорога в сборную будет для меня практически закрыта. Если бы поехал в команду Лобановского, то провел бы за сборную не восемь игр, а, может быть два-три десятка. Но я выбрал другой клуб - «Спартак».
Друзья советовали - если есть возможность, езжай в Москву. Конечно, в чем-то я проиграл. И все же, несмотря на извечное непримиримое соперничество между «Спартаком» и киевским «Динамо», своей игрой, своим трудом, своим старанием я все же заставил Валерия Васильевича взять меня в сборную. Ведь просто так, за красивые глаза, в главную команду страны тогда не брали.



НЕПРОЧИТАННЫЙ «СОБЕСЕДНИК»
- Переход в «Спартак» - интересный и вместе с тем несколько неожиданный поворот событий.
- В ту пору у меня было множество предложений - и от минского «Динамо», и от тбилисского, и от московского. Звали также в Ереван играть за «Арарат», приглашали в московское «Торпедо». Но я для себя еще тогда решил: или это будет «Черноморец», или киевское «Динамо» или «Спартак». Кстати, в ту пору многие говорили, что мой стиль игры больше подходил к спартаковскому. Прошло время, и сейчас можно с уверенностью сказать: это было действительно так. За три года, которые я провел в «Спартаке», дважды становился чемпионом СССР и обладателем Кубка - а это в то время удавалось далеко не каждому. Что касется чисто спортивной стороны - я ни в чем не проиграл. А киевляне и дальше продолжали меня приглашать - в 1987-м в Москву приезжал Коман. Но к тому моменту я уже стал спартаковцем. Мы в первый же год завоевали золотые медали. Не хотелось подводить Константина Бескова и Николая Старостина, очень поддержавших меня в истории со злополучной газетной статьей...
- …той самой, в «Собеседнике»?
- Ага. О-о-о, это была особая история. У моей тещи до сих пор сохранился тот номер этого еженедельника. Можете себе представить: в то коммунистическое время, когда по партийной линии могли наказать не только тебя, но и родителей, вдруг выходит такая публикацмя! Мои родители, как и мать моей жены, все это перенесли на себе. Для них это был сумасшедший удар, который не мог не отразиться на здоровье. Ведь была затронута честь нашей семьи, пострадал мой имидж. Моему отцу невозможно было выйти на улицу. Все смотрели на него с презрением, с какой-то ненавистью. Год или два прошло, пока это не улеглось. На тот момент я уже был игроком «Спартака», стал чемпионом. После этого все уже стали кричать «ура!». А до этого меня, наивного парня, который ничего плохого за собой не чувствовал и открыто пообщался с представителем прессы, выставили в нехорошем свете. Рассказанную мною историю корреспондент перевернул так, как это нужно было одесской команде. Сейчас, по прошествии стольких лет, я могу об этом совершенно спокойно говорить. Но тогда было другое - очень сложное время. В ту пору переход из одной команды в другую считался предательством, не говоря уже о переходе в зарубежный клуб. Это было невозможно, мы такое даже представить себе не могли. А чтобы поменять «Черноморец» на команду из России! Мне бы простили, если бы я уехал в киевское «Динамо», но мне не простили, когда я уехал в «Спартак» - в стан заклятого врага и киевского клуба, и «Черноморца».
- А как отреагировали на ту злосчастную статью в «Спартаке»?
- Бесков сказал мне тогда: «Не читай и даже не смотри газету! Я вместе с Николаем Петровичем этот вопрос уладим. Все будет нормально». Как и советовал Константин Иванович, тот «Собеседник» я не читал.
- Ваш уход из «Черноморца» до сих пор овеян тайной. Не приоткроете ли ее?
- Мне кажется, у вас не хватит места на диктофоне, чтобы записать всю эту историю. Она непростая. Я действительно не очень хотел уезжать из Одессы. За эти пять-шесть лет, проведенных в «Черноморце», очень полюбил этот город. Но так сложилась. У меня были совершенно другие амбиции, абсолютно другие цели. Первые вызовы в сборную СССР я получил, будучи игроком «Черноморца». По своей наивности я думал, что и в Одессе смогу добиться чего-то большого, выйти на новый, более высокий уровень. Как оказалось, я заблуждался. Каждый раз подходил к Прокопенко, начинал требовать привлечение в команду новых игроков, введение каких-то инноваций. Хотелось движения вперед. Как я потом понял, это никому не было нужно. «Черноморец» ставил перед собой цель быть в первой десятке, но не более. Если удавалось прыгнуть выше головы, как в 1984-м, когда мы заняли четвертое место, это считалось огромным успехом, настоящим праздником. А для меня этого было мало. И когда внутри коллектива произошел раскол, мне все советовали уезжать, потому что я как бы уже перерос этот клуб. Мне нужно было двигаться дальше - в киевское «Динамо» или «Спартак», в клубы, которые каждый год добиваются каких-то успехов.
ДЖЕНТЛЬМЕНСКИЙ НАБОР ФУТБОЛИСТА
- До сих пор ходят слухи о сложных конфликтах, то и дело возникавших внутри «Черноморца». Говорят, доходило даже до драк с товарищами по команде...
- Конечно, по молодости случалось всякое. На тренировках мы пару раз подрались с Ищаком, с Щербаковым - было дело. Но выходя на поле, мы сразу забывали о всем плохом, были готовы умереть друг за друга. Команда у нас была действительно очень хорошая.
Были еще и другие неприятные моменты - случались нечестные игры. Я тогда был молодым игроком, а нас, молодых в известность не ставили. Мы неожиданно проигрывали, я шел с вопросами к Прокопенко, а он мне рассказывал истории о «задолженностях» прошлых лет... Для меня это было непонятно, чуждо. Но эту тему ворошить не стоит - поздно...
В конце 1986-го мне говорили в открытую: уходи. Человека неординарного, с характером, прямого, открытого, называющего вещи своими именами коллеги принимают далеко не всегда. Так в любом коллективе. Признаю, я всегда был неудобным, таким и остался. Но иначе вряд ли бы чего-то достиг в жизни. Единственным человеком, кто мог бы сгладить углы, был Прокопенко. Но он не хотел, не мог идти против команды и встать на мою сторону - это было ясно. Вопрос стоял ребром - он или я. И тренер выбрал меня.
- Какая-то обида осталась?
- Какие могут быть обиды через двадцать лет спустя? По возможности общаемся с ребятами. Вижу их не так часто, чтобы на них обижаться. Встречался с Игорем Наконечным, когда я работал со сборной Молдавии, а он - в тираспольском «Шерифе». В Нью-Йорке виделись с Юрием Смотричем. Разговаривали с Вадиком Плоскиной. С Игорем Белановым до сих пор созваниваемся. Во время чемпионата мира долго беседовали с Семеном Альтманом. Общаемся с Геной Перепаденко, с Юрой Роменским виделись в Швейцарии. У нас очень хорошие отношения.
- Джентельменским набором футболиста в те времена были квартира и автомобиль. При переходе в «Спартак» фигурировали дополнительные стимулы?
- Поверьте, в Москве не платили больше. Когда мы беседовали с Бесковым, он сказал прямо: «Мы не сможем платить вам такую зарплату как в киевском «Динамо» или «Днепре». Квартиру сразу обещали, это был стандарт. А главным преимуществом являлись частые выезды за границу. «Спартак» постоянно участвовал в еврокубках, различных международных турнирах. Зимний подготовительный период, летние сборы проводились за рубежом... За выигрыш золотых медалей чемпионата СССР каждому футболисту была обещана машина, и осенью мы действительно получили по новенькой «Волге». Какие-то привилегии у нас были всегда. Где-то одевались, где-то «отоваривались». Сейчас это звучит смешно, а тогда жизнь была такая.
Вообще же нам в Одессе выплачивали прекрасные премиальные. За успех в 1984-м тоже каждому дали по «Волге» - как в «Спартаке» за чемпионство. Что еще нужно 23-летнему парню!? Это же было что-то невероятное! По сравнению с простыми людьми нам жилось очень хорошо, и мы это прекрасно понимали. Так что финансовая сторона тут не причем. А о спортивных амбициях я уже говорил. Многие меня не понимали, спрашивали, мол, что ты хочешь? Куда? Почему? Все спокойно, идем в десятке и никому не мешаем. А мне этого было мало...
- Игры сборной СССР всегда оставляли в блокнотах всевозможных зарубежных скаутов фамилии понравившихся игроков, среди которых значилась и ваша. Какие варианты рассматривал Виктор Пасулько?
- После чемпионата Европы 1988 года мне очень понравилась Германия. Подкупил немецкий порядок, пунктуальность, организованность, четкость и слаженность в действиях. И это было не только на футбольных полях, а во всем и повсюду. Все было настолько солидно, что меня буквально обворожило. Хотя после возвращения в Москву после выступлений за сборную СССР на том континентальном первенстве Николай Петрович мне сообщил, что интерес ко мне проявляют клубы из Италии, Испании и Англии, среди которых были «Эспаньол», «Эвертон». Но в ту пору перейти в зарубежный клуб нельзя было. Это уже потом, приехав со «Спартаком» в Германию, мне предложили вариант с «Карлсруэ». Я поехал, потренировался с этой командой две недели, и должен был подписывать контракт. Однако в последний момент от моей кандидатуры отказались, так как первоначально вопрос стоял о приобретении не полузащитника, а чистого форварда. Но вместо Карлсруэ я оказался в другом городе - Кельне, став игроком выступающей во второй бундеслиге «Фортуны».
- Не жалеете, что сделали шаг на ступеньку ниже?
- Если смотреть со спортивной точки зрения, то в каком-то плане я проиграл. Ведь «Фортуна» не ставила перед собой высоких задач. Но мне, признаться, было уже все равно. Для меня в ту пору было важно уехать за границу – как раз тогда в «Спартаке» намечались перемены. Подходила новая волна футболистов, да и с Олегом Романцевым были не те отношения, как раньше, когда он только пришел в клуб. Я видел, что сезон-1990 года этот специалист планирует провести с другими игроками. Поговорив со Старостиным и самим Романцевым, я все же предпочел остаться в Германии.


ПРИВОЗ, АРКАДИЯ И СЛЕЗЫ ОТЦА
- В середине 80-х «Черноморец» прослыл «Грозой авторитетов», с завидным постоянством отбирая очки у лидеров советского футбола. Как это удавалось? Эти победы тешили ваше самолюбие?
- На матчи с «авторитетами» - «Спартаком», киевским «Динамо» и другими именитыми клубами, у нас всегда был особенный настрой, против фаворитов мы играли с огромной отдачей. Хорошо помню установки Прокопенко. Много слов не нужно было. Виктор Евгеньевич приходил в костюме, при галстуке и говорил: «Выходите и играйте, как вы умеете.» И мы выходили, и играли. И выигрывали! Знаменитый характер моряков - это были совсем не пустые слова. Мы были очень тесно связаны с Черноморским пароходством, причем не только ездили в круизы. Беседовали на борту с персоналом, рассказывали о своей футбольной жизни. Нам постоянно твердили про характер бесстрашных моряков, и это на самом деле нам передавалось, те встречи действительно давали свои плоды. Происходило некое единение спортсменов и труженников моря. Мы играли для своих болельщиков, это было неотъемлемой частью нашей жизни.
- О любви одесских болельщиков к своим футболистам ходят легенды. В чем это проявлялось? Может быть, были какие-то неординарные случаи?
- Это время в Одессе забыть невозможно. Я там действительно стал футболистом с большой буквы, там я раскрылся. Только там я заиграл в настоящий футбол. Прийдя из команды второй лиги, минуя первую, я с ходу влился в этот коллектив, не замечая отличий. Огромное спасибо Виктору Прокопенко, который действительно доверял нам. Избавился от балласта, отчислил практически полкоманды и набрал юных, амбициозных футболистов. У нас была очень молодая команда - Беланов, Щербаков, Морозов, Романчук, Наконечный... Перечислять можно долго.
Вспоминаю, когда мой отец в первый раз приехал в Одессу на футбол, я вышел на футбольное поле, и весь стадион аплодировал мне стоя, он заплакал. Это было очень трогательное время. По городу невозможно было спокойно пройти, это было что-то невероятное. На знаменитом Привозе люди совали нам все, что попадалось под руку. И приходилось брать, чтобы их не обидеть. А Аркадия! Нас всюду узнавали, просто прийти на пляж отдохнуть было решительно невозможно. Мы собирались небольшими компаниями, по два-три человека - Игорь Наконечный, Юра Смотрич, Гарик Псомиади, Игорь Беланов, ходили на море. Это было великолепное время! А как нас чествовали за четвертое место в 1984-м, когда «Черноморцу» не хватило всего одного очка до медалей! Позади остались такие команды, как московское и киевское «Динамо», «Торпедо», тбилисское «Динамо». Вся Одесса буквально стояла на ушах! Нас встречали как чемпионов! Церемония награждения проходила в Оперном театре, нас поздравляли Карцев, Ильченко, Жванецкий. Это незабываемо! Вся Одесса нас очень любила, вся Одесса ходила на футбол, стадион был всегда переполнен. На игры с «Вердером» и «Реалом» запросто можно было продать и 300, и 400 тысяч билетов!



ОБИДЧИК «БРЕМЕНСКИХ МУЗЫКАНТОВ»
- В Одессе матчи «Черноморца» с «Вердером» и «Реалом» в розыгрыше Кубка УЕФА сезона-1985/86 болельщики до сих пор считают самым памятным событием в истории клуба.
- Такие игры никогда не забываются. Для «Черноморца» матчи Кубка УЕФА были чем-то новым. Спустя почти год после того, как одесская команда заняла четвертое место в чемпионате СССР, стоял вопрос: допустят ли ее к участию в еврокубках вообще. Обычно страну в клубных турнирах представляли «Спартак», киевское и московское «Динамо», «Торпедо». А кто такой «Черноморец»? Разговоров на эту тему велось немало, но в итоге наша команда все же стартовала в Кубке УЕФА. В преддверии матчей с известными клубами мы, молодые и не лишенные хороших амбиций игроки, совершенно не знали ни соперников, ни уровня их национальных чемпионатов. Нам было все равно, с кем играть. Нас не пугали ни европейские «звезды», ни их титулы. Мы играли в свой футбол, жили своей жизнью.
- После дебюта «Черноморца» на евроарене, в котором его соперником был «Лацио», Одесса ждала нового похода за Кубком УЕФА долгих десять лет.
- Я прекрасно помню не только события, предшествовавшие нашему первому свиданию с «Вердером», но и саму игру. Это было что-то невероятное! Ажиотаж перед домашним матчем был сумасшедший! Мы напрочь забыли о чемпионате СССР, затем едва не «вылетев» из высшей лиги. То, что творилось тогда в Одессе, не передать словами. Весь город буквально жил этим! Но даже когда «Вердер» приехал, и нам сообщили, что в его составе играет немало «сборников» разных стран, среди которых Руди Феллер, мы не испытывали робости. Помню, суеты вокруг матча было много. Когда мы приехали на стадион, он был переполнен. Даже ступить было негде! Что и говорить, атмосфера была особенная.
- Это и сыграло в вашу пользу?
- Мы тогда не думали о результате и не смотрели на соперника, а играли для наших болельщиков. Старались продемонстрировать футбол, который доставляет удовольствие. И не только им, но и нам, игрокам. Ведь для многих из тогдашнего состава тот матч был дебютным на столь высоком уровне. «Вердер» мы обыграли 2:1, причем вполне заслуженно, по игре.
- Мало кто предполагал, что в ответном матче «Черноморцу» удасться пройти «бременских музыкантов».
- Эта поездка была для нас первой серьезной вылазкой в Европу. Очутившись в Бремене и окунувшись в непривычную атмосферу, царившую на «Везерштадионе», мы были приятно удивлены. Играли при переполненных трибунах, при свете ярких прожекторов. Вышли на поле, абсолютно не боясь команды Отто Рехагеля. Смогли ведь мы до этого обыграть ее в Одессе – так почему бы не сыграть успешно и в гостях? В Бремене «Черноморец» забил два мяча, хотя мог и больше. Мы знали, что на своем поле «Вердер» играет в типично английский футбол, используя верховые передачи. У немцев имелись нападающие, умело играющие головой. Но и у нас были хорошие игроки. Надеялись на обладающего невероятной скоростью Олега Морозова, который, кстати, и стал автором одного из голов в выездном матче. Тактическая задумка Виктора Прокопенко - сделать ставку на контратаки - себя полностью оправдала и мы прошли «Вердер». Как давно это было, а все помню до сих пор. Да и могло ли быть иначе, когда неискушенные еврокубковыми баталиями ребята приехали в футбольную страну. Страну, подарившую чемпионов мира. Такое не забывается.



ВИЗИТЫ ОДЕССКИХ ВОРОВ
- Вознаграждение за выход в следующий этап какое-то получили?
- После игры за удачный исход соперничества с «Вердером» каждому из нас дали по сто немецких марок. Однако не это было главным. Нам тогда не нужно было никаких денег и никакой мотивации, было лишь желание выйти на тот великолепный газон и ощутить себя участником настоящего футбольного праздника.
- На что потратили премиальные - помните?
- Сейчас эта сумма выглядела бы просто смешной, но тогда было все по-другому. По прошествии многих лет, когда я уже жил в Германии, сказал об этом двум бывшим игрокам «Вердера» - Нойбарту Майеру и Оливеру Реку. Так они мне не поверили! Им в то время за выход в следующий этап давали 15 тысяч марок. Каждому! И проход немцами «какого-то» «Черноморца» оценивался такой же суммой. А тут каких-то сто несчастных марок… Что купил на них - точно уже и не вспомню. Впрочем, на эти деньги многое и не приобретешь. Купил какие-то сувениры по мелочам и автомагнитолу. А вот бременцы подарки нам сделали. Причем, из разряда дорогих.
- Какие же?
- Магнитофоны. Для нас в то время это было что-то невероятное!
- В пору всеобщего дефицита в Советском Союзе аппаратура «из-за бугра» была для многих мечтой...
- С купленной мною автомагнитолой по приезду в Одессу произошла неприятная история. В свою новую машину - «Ладу»-шестерку» синего цвета мне установили ее на следующее утро после возвращения из Бремена, а ночью немецкую обновку из машины украли. Вот вам и типичная Одесса (смеется)! Почти четверть века прошло, а эту историю вспоминаю постоянно.
- Одесса криминальная подобных сюрпризов больше не преподносила?
- Это был один из сюрпризов (улыбается). Меня часто «навещали», когда дома я отсутствовал. Взламывали квартиру и уносили то, что представляло какую-то ценность. Но за это на одесских воров не обижался. Я жил один в холостяцкой квартире, и поживиться у меня было особо нечем. В ней в основном находились личные вещи, большая часть которых состояла из спортивной одежды и необходимых в хозяйстве предметов. Ведь аппаратуру украли первым делом - магнитофон, видеомагнитофон. Был еще какой-то транзистор - и тот «свистнули». Когда же я вызвал милицию, то прибывшие работники органов правопорядка без обиняков мне заявили: «У нас за один день тысячу таких сигналов». После этого я понял, что искать что-либо с их помощью бесполезно.
- Неужели среди работников милиции не было футбольных болельщиков?
- Почему же, были. Почти все. И они меня сразу узнавали. Но когда я заявлял о краже, на этом все и заканчивалось. Милиционеры мне так и говорили: «Это найти невозможно» (смеется).



«ФУТБОЛЬНЫЕ» ДЕВУШКИ ИЗ ОДЕССЫ
- С милицией понятно. А как складывались у вас дела с представителями ГАИ?
- Водительское удостоверение редко приходилось доставать - все «гаишники» нас знали в лицо. После четвертого места в 1984-м мы в Одессе были настолько популярными, что проблем с ГАИ никогда не возникало. Более того, на права я сдал, так сказать, по дружбе. Благодаря лишь тому, что был игроком «Черноморца». Футболистов в городе очень любили, и эта любовь ощущалась повсюду.
- Например?
- Ну, скажем, в ресторане. У нас даже свои официанты были, которые накрывали стол «по высшему разряду».
- Среди многотысячной армии зрителей, приходивших на стадион, были и представительницы слабого пола. Наверняка многие из них приходили посмотреть на того или другого футболиста, в том числе и Виктора Пасулько.
- Хе-хе (смущенно улыбаясь). А как же в Одессе без женской части публики?! Это невозможно! На Центральный стадион ЧМП всегда приходило много молодых девушек и женщин. Удивительно, но факт: ни у одной футбольной команды не было столько поклонников женского пола, как у «Черноморца»! Мы пользовались большой популярностью у одесских женщин.
- Злоупотребляли ею?
- По молодости всякое было. Но не могу сказать, что злоупотреблял. Иначе не достиг бы того, что удалось. Нужно всегда уметь держать себя в рамках и помнить, что ты - профессионал. В ту пору, правда, футболистов команд мастеров было принято называть любителями. Ведь профессионального статуса тогда в советском спорте не было. Но мы занимались только футболом - стало быть, были спортсменами-профессионалами.



СВАДЕБНЫЙ ПИР НА ТРЕНИРОВОЧНОЙ БАЗЕ
- В продолжение «женской темы» напрашивается вопрос: свою «вторую половинку» где нашли?
- С Оксаной вместе мы уже 23 года. Оба выросли в маленьком поселке Ильница, что на Закарпатье. Кстати, ее мама учила меня в тамошней школе. После ее окончания, когде мне было семнадцать, я попал в ужгородскую «Говерлу». Затем были Черновцы, потом Одесса. Оксана же продолжала учиться в Ильнице, а после школы поступила на хирургическое отделение Киевского медицинского училища имени Амосова. После пяти лет выступлений в «Черноморце», когда мне уже было 25, я решил остепениться и создать семью. Во время визита домой на Закарпатье, пригласил будущую супругу к себе в гости в Одессу. Она приехала, завязались более тесные отношения. В соответствии с украинскими традициями наши родители дали добро и вскоре мы сыграли свадьбу.
- Говорят, она проходила на тренировочной базе «Черноморца».
- Играть свадьбу в святая святых футбольной команды разрешали тогда не многим. Но после того, как это сделал Игорь Беланов, руководство команды пошло навстречу и мне. Всех родных и близких, приехавших из Закарпатья со стороны жениха и невесты, мы расселили по одесским гостиницам. Свадьба на базе удалась. К сожалению, на видео мы тогда не снимали, на память остались лишь фотографии.
- Быть женой спортсмена - дело непростое. Супруга с этой ролью справляется?
- Еще как! И я очень благодарен Оксане за ее терпение. Можете себе представить, каково ей было со мной за границей - без дедушки, без бабушки. Это сумасшедший труд - вырастить детей практически в одиночку, без посторонней помощи. А если еще учесть переезды, как было неоднократно за время нашего проживания в Германии! Оксана - мой тыл, и я горжусь своей «второй половинкой».



ЖЕНА «ДЕКАБРИСТА» ИЗ СБОРНОЙ СССР
- Она у вас, словно жена декабриста.
- Можно сказать и так. Сколько семей разрушилось из-за специфичной жизни футболиста, которые из-за сборов, всевозможных разъездов и предматчевых карантинов подолгу не бывают дома. Своего старшего сына до пяти лет я почти не видел. В этом плане вспоминаются «Черноморец», «Спартак» и сборная СССР, когда бывало, что родных не видел по два месяца. Представляете, каково было жене? Все время одна, а на руках маленький ребенок. Это не дома в Закарпатье, где всегда могут помочь родители.
- Фотографии времен своей молодости часто просматриваете?
- Не часто, но бывает. Иногда приходится детям показывать. А еще когда посещает ностальгия. Особенно много у меня футбольных снимков, сделанных в Одессе.
- А коллекция видеозаписей большая?
- В основном она состоит из «спартаковского» и «немецкого» периодов. Когда я приехал в Германию, пополнять видеоколлекцию стало легче. У меня есть записи почти всех матчей со своим участием.
- Как вам живется в Германии?
- Слава Богу, здесь я уже почти два десятка лет. Как видите, не голодаю. Я больше переживаю за моих бывших одноклубников, с кем приходилось играть в разных командах. Время от времени узнаю: то у одного проблема, то у другого проблема. Кто-то развелся с женой, и она квартиру отобрала, а у кого-то дела в футболе явно не заладились. И так далее. Сложно все это, жаль ребят. Мне же не приходится жаловаться на жизнь. Я ею доволен: у меня прекрасная семья - жена, двое взрослых детей. Сыновья выросли здесь, в Германии, и у них есть уверенность в завтрашнем дне. А что еще нужно папе (улыбается)? В общем, я живу и наслаждаюсь жизнью.
- На родине бываете?
- В Украину ездим, но не так часто, как хотелось бы. Но про родителей не забываем - помогаем, чем можем.


Вячеслав КУЛЬЧИЦКИЙ, Альберт ШЕВАЛЕНКО
(Кельн)

2009-05-20
НазадВверх

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!

Сайт "Одесский футбол" приобретет нужные программки матчей, календари-справочники, книги, фотографии и видеозаписи, связанные с советским, украинским и одесским футболом периода 30-х - 90-х годов (матчи чемпионата и Кубка СССР, чемпионата и Кубка Украины, доументальные фильмы, сюжеты или передачи, частное видео).

Предложения присылать на электронный адрес football-odessa-02@ukr.net
(20 февраля 2012г)

 Черноморец
 Черноморец-2
 Пальмира
 Днестр
 Реал
 ПОРТОВИК
 ДНЕСТРОВЕЦ
 ДИНАМО
 СКА-ЛОТТО
 АВТОМОБИЛИСТ
 ДУНАЕЦ
 СК Одесса

`На что способен одесский `Черноморец` в сезоне-2012/13?`

Занять место среди призеров
Занять место с 4-го по 6-е
Занять место с 7-го по 10-е
Занять место с 11-го по 14-е
Расстаться с премьер-лигой
    [рез]

Георгий КОНДРАТЬЕВ:
"В ШЕПЕТОВКЕ ПОЛУЧАЛ МЕШОК ДЕНЕГ"
В советском футболе было много ярких нападающих, на которых народ валом валил на стадионы. В 80-е годы в Киеве ходили «на Блохина», в Тбилиси - «на Шенгелия», в Ташкенте - «на Якубика», в Днепропетровске - «на Протасова», в Ростове - «на Андреева». Болельщики столицы Белоруссии шли «на Кондратьева», блиставшего в ту пору в минском «Динамо». Самобыт...(Перейти)
 













© Использование в любой форме материалов, размещённых на сайте, только с разрешения авторов или администраторов сайта. Ссылка на сайт при этом обязательна


Одесский футбол